/\/\ mg (prahvessor) wrote,
/\/\ mg
prahvessor

Мифология Диссернета: шапочный разбор

Анна Попова (former Lenta.ru) опубликовала текст в Коммерсанте от 14 мая, в котором, в частности, выразила упрек Диссернету в чрезмерной политизированности. Вот начало: «Вольное сетевое сообщество "Диссернет", основанное учеными и гражданскими активистами, на протяжении всей своей деятельности смешивает науку с политикой. К сожалению, этот подход не идет на пользу науке, за которую так бьются диссернетовцы», потом вообще про ученых и политику (это интересная, но отдельная тема) и потом заключение: «Ученые, как врачи и главы благотворительных фондов, не должны публично ассоциировать себя с той или иной политической силой — а "Диссернет" в своих разоблачениях отдает предпочтение вполне определенному кругу политиков и чиновников. Наука, как медицина и благотворительность, во многом строится на общении, в том числе неформальном. А за редким исключением вроде выдающихся гениев, никто не захочет всерьез общаться с тем, кто активно пропагандирует противоположные взгляды. "Диссернету" стоит определиться, чего они хотят на самом деле: очистить российскую науку или выразить политическую позицию».

В обсуждении в ФБ, отвечая на реплику Ивана alliruk Куриллы «сообщество "Диссернет", как неоднократно заявлял его "спикер" Serguei Parkhomenko, исследует проблему вранья, - то есть проблему репутаций в мире политики и в мире науки. Это не (только) внутринаучная проблема, - но на примере диссертаций она очень показательно высветилась. Несложно понять, почему борьба за мораль в современной России выглядит (и, возможно, является) политической борьбой (и это отдельная и интересная тема). Но странно призывать перестать этим заниматься (чтобы не получать обвинений в политизированности?)», она уточнила: «Я же не призываю, вроде бы, прекратить заниматься изучением плагиата в диссертациях (жаль, если это так читается). Я искренне убеждена, что надо на поверхность выводить — и больше говорить — не столько политиков и чиновников, сколько простых смертных (а главное — тех же сотрудников сферы образования!). Да, это сложно, потому что к ним сложнее привлечь внимание, в том числе СМИ, — но кто обещал, что будет легко? Идти по легкому пути (тем более что, боюсь, он обоснован не только желанием привлечь больше внимания, но и политической ангажированностью основателей) — не лучший выход, не так ли?».

Собственно говоря, в обсуждении все уже произнесено, и даже «спикер» Сергей cook Пархоменко отметился, но поскольку и Анна, и Иван сыграли существенную роль на самых первых стадиях диссергейта, и потому их полемика заслуживает особого внимания, кажется поучительным использовать этот повод, чтобы систематизировать и обсудить мифы, сложившиеся вокруг Диссернета. В значительной мере это будет повторение сказанного ранее мной и другими людьми, потенциальная ценность этого разбора разве что в полноте.

(1) Политизированность-1 – анализируются диссертации «политиков и чиновников» и не анализируются диссертации «простых смертных». Это неточно. Как показывает лента Диссернета, анализируется много разных диссертаций, и среди авторов много «сотрудников сферы образования». Диссернет – это много разных людей, использующих созданный механизм так, как они считают нужным. Есть подход, состоящий в ковровом анализе по организационному принципу, например: все депутаты Госдумы и Совфеда; все ректоры федеральных и национальных исследовательских университетов; все диссертации, к которым имеют отношение члены ЭС ВАК; все диссертации по педагогике (пока на уровне авторефератов) и т.п. Другой – идентифицировать подозрительный диссовет и смотреть все, что с ним связано (так в свое время действовала и сама Анна). Третий, близкий – идентифицировать группу лиц, часто встречающихся в одних и тех же комбинациях (в ролях диссертантов, научных руководителей и консультантов, оппонентов) и, опять же, копать вокруг них. Повод для такого рода исследований может быть как относительно случайным (как казус Андрианова привел к пристальному интересу к «Даниловскому совету»), так и получаться в результате систематического анализа, скажем, тех же авторефератов. Иногда проверяются диссертации «по просьбам слушателей», если дело выглядит особо отвратительным. Наконец – да – специально проверяются диссертации особо ярких деятелей, скажем, начальника прачечной Мединского. Соглашусь, что это – и только это – можно считать политизированностью в узком смысле. Замечу, кстати, что это видно и по реакции; скажем, наезды на меня Жириновского-Бурматова случились сразу после публикации про Астахова.

(2) Политизированность-2 – публикуются результаты экспертиз высокопоставленных чиновников и политиков. Это не по адресу: журналисты пишут о том, что им интересно. Пархоменко (выступающий в данном случае именно как журналист, пруфом является премия от Союза журналистов; ПолитПросвет же отказался рассматривать Диссернет как журналистскую работу и учредил специальную номинацию) – про «проблему лжи», региональные журналисты – про своих чиновников, депутатов и ректоров, я – про естественнонаучные истории. Но да, высокопоставленные чиновники привлекают куда больше интереса, чем простые депутаты, и это естественно. Сама Анна в свое время написала про диссертацию националиста-оппозиционера Тора, а не начальницы Замоскворецкой управы, хотя защищались они в одном совете – Тор кандидатскую, а начальница, бери выше, докторскую. А с другой стороны, именно результаты ковровой проверки Диссернета послужили основой для обращения Общества научных работников про депутатов-списывателей, проголосовавших за Закон о реформе РАН.

(3) Компьютерный анализ покажет что угодно, хотя 99% заимствований у Ключевского. Это вранье придумала использовать депутат Госдумы Ольга Баталина, на самом деле любая публикация Диссернета основана на ручной проверке. Компьютер используется для идентификации возможных источников и для предварительной раскраски. Человек (часто двое) глазом проверяет наличие заимствований, их оформление (это может быть правильная цитата), направление (по датам публикаций), потенциальный ретроплагиат (предполагаемый источник сам заимствовал из более раннего текста диссертанта), совпадение стандартных «ритуальных» формулировок («научная значимость» и т.п.) и так далее. В особо важных случаях вручную правятся и раскраски, хотя в обычных случаях это не делается – слишком трудоемко. Поэтому иногда отдельные страницы раскрашены недостаточно убедительно (скажем, если они плохо распознались при сканировании), но – и это важно – раскраска сама по себе не является источником решения.

(4) Диссернет – это коммерческий проект, имеющий доход от того, что диссертантов и дисс. советы заставляют использовать программу «Антиплагиат» (или еще откуда-нибудь). Это злонамеренная ложь. Диссернет никак не связан с разработчиками «Антиплагиата», и не имеет никаких доходов, кроме частных пожертвований. На самом деле, вопрос о том, можно ли проводить экспертизы Диссернета за деньги, сам по себе вполне достоин обсуждения, но в любом случае пока такого не было.

(5) Диссернет публикует только случаи, в которых выявлен плагиат, и ничего не пишет о случаях, когда его не выявлено. Ну да, а рядом с отделениями нет стендов «их не разыскивает милиция» - это никого не удивляет? Кроме того, (1) Диссернет обычно не тратит время на тщательную проверку, если автоматический анализ не показывает обширных заимствований, следовательно, справки о благонадежности выписать не может; (2) надо иметь в виду возможность заимствования из неоцифрованного источника, и встречались случаи крайне подозрительных текстов, которые, однако, не удается проанализировать; (3) опыт показывает, и на это есть специальное примечание на всех раскрасках, что ни одна экспертиза не может считаться окончательной – были случаи, когда к казалось бы хорошо разобранной диссертации находились дополнительные источники. Интересная история с одним известным персонажем развивается прямо сейчас – следите за новостями…

(6) Пошумели – и дальше ничего? Вовсе нет: ведется довольно обширная бумажная работа по подаче апелляций и жалоб на деятельность конкретных советов. И по ЭС ВАК имеется обширная переписка с г-ном Филипповым… Кстати, именно по опубликованным результатам исследования ЭС ВАК было опубликовано заявление Совета по науке МОН.

(7) От деятельности Диссернета всем только хуже, формальностей стало больше, всех аспирантов заставляют проверяться Антиплагиатом, который совсем тупой и нормальные цитаты принимает за списывание. Это не по адресу - положения о защитах диссертаций и о дисс. советах были вынесены на общественное обсуждение, вот тогда и надо было предлагать поправки. Кстати, как председатель диссертационного совета скажу, что ничего ужасного в новом положении нет (хотя, да, есть ряд глупостей), а прозрачность процедуры сильно увеличена по сравнению с тем, что было. Что до обязательных проверок – этого самодеятельность дисс. советов, которые таким способом надеются прикрыть свои задницы; в положениях этого нет. Я согласен, что требовать, чтобы Антиплагиатовский процент совпадений опустился ниже фиксированного порога, и не принимать диссертацию до этого – это дурь. В принципе, если бы адекватно рассматривались апелляции и своевременно закрывались недобросовестные советы, нужды в формальностях не было бы. Но чиновники всегда пытаются решать институциональные проблемы бюрократическими методами.

(8) Разоблачение липовых диссертаций наносит ущерб репутации российской науки. Я бы считал, что ущерб наносит вор, а не тот, кто кричит «держи вора». И потом, жизненный опыт показывает, что люди прекрасно понимают, где наука и ученые, а где чиновники с липовыми диссертациями.

(9) Плагиат – проблема гуманитарных и общественных наук, в естественных науках все нормально. Увы, нет, хотя масштабы не те. Примеры: дело Кажевой – химия, дагестанско-молдавские жужелицы и казанский нанонавоз – биология, дело Ситникова – технические науки, дело Яркаевой – науки фармацевтические, а уж что в медицине делается… (я все время говорил, что с этой областью надо осторожно, но вот – прорвало). Тут имеется еще вот какая тонкость: если в общественных науках плагиат может быть просто плагиатом, то в естественных он почти непременно сопряжен с подлогом. Вот сейчас допишу и начну смотреть на медицинские диссертации, в которых болезнь и лекарство поменялись, а все численные данные о выборках пациентов, результатах анализов, эффективности лечения совпадают.

(10) Плагиат – это очевидная ерунда, настоящая проблема – слабые диссертации, в которых нет ничего нового. Это отчасти верно, но, во-первых, Диссернет не может и не должен подменять экспертов, а во-вторых, естественным кажется сначала разобраться с простыми случаями: очевидным плагиатом и несуществующими публикациями. Начиная эту деятельность, я надеялся, что на этих простых примерах можно будет отработать механику взаимодействия научного сообщества с ВАК и МОН (пример комиссии Федюкина показал, что заинтересованность последних, по меньшей мере, тогда, существовала), и потом сообщество, убедившись, что механизмы работают и результаты достигаются, начнет серьезнее относиться к, скажем, писанию отзывов. ОНР начало было думать о проекте «Научный дозор» - систематическом, хотя, разумеется, неполном, анализе представленных к защите диссертаций силами членов Общества, благо новое положение дает для этого все возможности. Но пока толпы добровольцев-экспертов не наблюдается. Кстати, есть еще третья категория – диссертации, написанные несамостоятельно, но добросовестным исполнителем. Скажем, явно не за страх, а за совесть поработали авторы диссертаций Р.А.Кадырова (или все-таки за страх?). Такие ситуации можно выявить только на защите, ну или на заседании экспертного совета ВАК, если диссертанта там будут заслушивать.
Tags: #диссернет
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments