/\/\ mg (prahvessor) wrote,
/\/\ mg
prahvessor

КС - эпикриз

Несколько человек попросили меня написать, что я думаю про КС. Вообще говоря, я по этому поводу неоднократно высказывался, но, видимо, действительно стоит все собрать в одну кучу. Заранее подчеркну, что это мое личное мнение и взгляд на собственную деятельность в первую очередь, так что получится что-то вроде «КС и я» (и хорошо если не «я и КС»). Кроме того, я позволю себе не сверяться с записями того времени, так что в несущественных деталях вполне могу мазать – желающие что-либо уточнить благоволят пройти по тегу «КС».

0а. Меня позвал в список «Группы граждан» (это название появилось позже) Сергей Пархоменко, с которым мы тогда были очень слабо знакомы, практически в последний момент (сама группа сформировалась тоже очень поздно, почти в последнюю неделю регистрации). Одним из основных его доводов было то, что на выборы идет масса очень невнятных и бессмысленных людей, и хорошая идея может быть скомпрометирована. Два других довода я додумал сам: мне вполне нравился (предварительный) список участников (окончательный, впрочем, тоже), ну и стандартное, «за базар надо отвечать» (в данном случае – за речь на площади Сахарова) и «лучше жалеть о сделанном, чем о несделанном».

0б. Я видел свою роль в том, чтобы в силу отсутствия собственных политических амбиций служить изолятором между конкурирующими, в общем, на одном поле политиками, и тем самым способствовать смягчению нравов, консолидации и здравому смыслу. Первоначальные итоги выборов на первый взгляд очень этому соответствовали: было ясное большинство либералов, по основному списку из нациков, кажется, не прошел никто, а из левых – только Удальцов (надо проверить детали), зато были вполне яркие и известные либеральные политики и деятели – и я потирал руки, готовясь лишь изредка работать «голосом разума».

1а. Оказалось вовсе не так – раскол прошел не между либералами и комиками+нациками, а между радикалами (грубо говоря, Илларионов и Ко. + большинство из прошедших по правой и левой куриям) и умеренными, причем сначала почти пополам (потом некоторые, сначала преимущественно голосовавшие с радикалами, перестали, и Илларионов регулярно оказывался в меньшинстве; когда окончательно стало ясно, что радикальную повестку провести не получится, после одного из таких голосований из КС с большим хлопаньем дверями вышел Пионтковский). Это довольно сильно тормозило любую содержательную деятельность.

1б. В самом начале много времени ушло на отработку регламента. Это было правильно, иначе был бы страшенный бардак, но вызвало разочарование у многих наблюдателей, которые ждали немедленных действий (каких? – никто не знает). Регламент им. Каца был заточен на то, чтобы вынуждать искать компромиссы (потому довольно жесткие требования к кворуму и большинству при голосовании), – и, опять же, это было правильно, особенно в ситуации фифти-фифти, когда небольшие колебания пары человек могли бы перевернуть все на 180 градусов в каждый момент. Но скорости и зрелищности в работе это не добавляло.

2. Самое же существенное стало ясно спустя время – КС образовался на излете общественной активности. Оказалось, что координировать-то особенно нечего.

3. В комментарии к предыдущей записи на эту тему некий анонимус обвинил КС в том, что он вообще ничего не сделал и не родил – ни разовых действий, ни проектов. Это не так. Во-первых, КС организовал несколько мероприятий (скажем, лично я получил предупреждение прокуратуры за то, что началось как заявка на марш в поддержку политзаключенных, а потом трансформировалось в возложение цветов к Соловецкому камню). Во-вторых, был принят вполне содержательный (и действительно разумно компромиссный) программный документ. Кстати, я был единственным, кто голосовал против окончательной версии, потому что там осталась бессмысленная, с моей точки зрения, но раздражающая и вредная фраза о «бескровной антикриминальной революции». Кроме того, было принято много заявлений по конкретным острым темам.

4. Неожиданно оказалось, что я стал до некоторой степени одним из основных спикеров от умеренных, и еще принимал активное участие в писании разных текстов – в силу каких-то свойств характера только мне иногда удавалось сравниться в последовательном занудстве с Илларионовым и не давать ему продавливать все подряд; существенно было и то, что я считал правильным ходить на все заседания (одно, кажется, все-таки пропустил – был в отъезде). Опять же, в результате все выглядело в значительной степени как непрерывное переругивание между ним и мной (с поддержкой Пионтковского и Пархоменко, соответственно). Вполне возможно, что я преувеличиваю собственную значимость (или вредность – это кто как считает), но если посмотреть отзывы в интернетах, то от Илларионовских поклонников мне, кажется, доставалось больше всех. Хотя, особенно во второй половине года, практически все «длящиеся» вещи вытягивал Сергей Давидис, см. ниже.

5. К концу весны стало ясно, что ничего нового и интересного не произойдет. Навальный переключился на выборы мэра (кстати, подозреваю, что одной из причин вялости КС было то, что, обнаружив, что КС не является удобным инструментом, он потерял к нему интерес и почти никакой содержательной активности в КС не проявлял). Часть членов решила, что все это смысла не имеет, и перестала ходить на заседания (некоторые, впрочем, не ходили почти с самого начала). Многое из того, что было важно и надо было начинать делать, не начиналось по смешным причинам – например, оказывалось в конце повестки, когда кто-то уже уходил, и чисто формально решение не принималось. Мне казалось потрясающим терпение и спокойствие Давидиса, который раз за разом поднимал важные, хотя и технические, вопросы (скажем, про подготовку к выборам, создание каких-то рабочих групп и т.п.), не обращая внимание на подколки и прямую дурь некоторых коллег.

6. Параллельно развивался сюжет с так называемым Экспертным советом. Он состоял из нескольких человек, которые не прошли, оказавшись чуть ниже линии. Многие из них были гражданскими активистами, которые сильно обиделись на то, что их опередили «гламурные персонажи» из ГГ. Политически они были, видимо, довольно радикальны, и Илларионов, убедившись, что не имеет гарантированного большинства, долго пытался сделать из них противовес КС. В частности, была идея вводить представителей ЭС в рабочие группы с правом решающего голоса (с вполне, казалось бы, разумным доводом «давайте взаимодействовать с теми, кто хочет работать»). Чего стоила бы эта работа, можно было наблюдать на (вторых) выборах технического секретаря (ЭС выставил кандидатуру, альтернативную к Марату Давлетбаеву, который, кстати, очень хорошо все потом делал – а против этой дамы голосовали даже члены ее собственной партии).

7. По истечении установленного первоначальным положением и принятым регламентом года оказалось, что (а) лишь немногие из членов КС готовы продолжать работу в таком формате и (б) некому заниматься организацией голосования (вдобавок было ясно, что первоначальный успех, когда почти удалось купировать попытки сорвать голосование, вызван только эффектом неожиданности). На самом деле, то, что с продолжением работы будут проблемы, было ясно за несколько месяцев, когда раз за разом не проходили предложения Давидиса начать содержательную подготовку к выборам. Были и содержательные проблемы, основной из которых было то, что никто из «тяжеловесов» – специалистов в области выборов не согласился стать основным консультантом проекта, из-за чего даже схемы голосования не было предложено вовремя (было очевидно, что система с куриями сработала плохо). В результате на последнем заседании было решено бюджет КС (сложенный из взносов участников – да, если кто не знал, мы сами платили за это удовольствие) передать в фонд помощи политзаключенным. Альтернативное предложение – пустить его на организацию выборов второго состава – не прошло.

99. Не знаю, как правильно относиться к тому, что продолжения не последовало. С одной стороны, очень жалко – изначально это был хороший, годный проект; я помню эмоциональный подъем выборов и вполне содержательную избирательную кампанию; и я всегда буду благодарен тем, кто за меня голосовал. С другой – многие из реальных претендентов во второй состав (скажем, члены ЭС) в этом году продемонстрировали такой крымнаш, что, думаю, случись второму КС обсуждать что-то содержательное, ругань на наших заседаниях показалась бы в сравнении райской музыкой. Лично для меня одним из важных уроков стало доказательство того, про что я косноязычно пытался сказать в том самом декабрьском выступлении на площади Сахарова: нежизнеспособны объединения против. Кстати, в этом смысле события последнего года важны еще и тем, что они немедленно показали, с кем можно иметь дело, а с кем нельзя. Берущий гиену в союзники против шакала рискует быть погрызен обоими. (Кстати, нечто подобное разыгралось во время активной борьбы с академической реформой – стихийная антиливановская коалиция объединяла таких разнообразных персонажей…).
Благодаря КС я познакомился с несколькими очень достойными людьми, профессионально занимающимися политикой и правозащитной деятельностью; я стараюсь следить за тем, что они делают, и желаю им всяческого успеха. Узнал, чего стоят другие. Ну и, да, стал умнее. Стоила ли этого та цена, которую пришлось заплатить – как узнать?
Политически же, похоже, оказались неправы и те, и другие. Ясно, что ни о какой «мирной антикриминальной революции» речи не идет, а революция, коль скоро таковая случится, будет вполне кровавой и антилиберальной. Но и надежды на давление гражданского общества, приводящие к постепенному улучшению государственных институтов, оказались ложными: очень мало этого общества. С другой стороны, какие-то проекты существуют (тот же Диссернет), и мне кажется очень важным, чтобы они развивались и возникали новые. При этом важно также, что степень их политизированности должна быть различной: неправильно будет ограничиваться только «малыми делами», как бы велики они ни были, потому что это требует нескончаемых компромиссов и ведет к полному отказу от сколько-нибудь открытого противостояния существующей власти (ср. казусы Чулпан Хаматовой и Доктора Лизы), но и неправильно заниматься только «высокой политикой», потому что таковая немедленно провиснет без содержательной опоры. Ну а дальше все просто: каждый выбирает по силам, по возможностям и по темпераменту.
Попытка создать «теневой парламент» оказалась преждевременной. Но разного рода гражданские форумы, на которых встречаются разные люди и обсуждаются разные проблемы, мне кажутся важными и полезными, и мне не нравится высокомерное к ним отношение как к «очередной говорильне». Слишком многое внятно не проговорено и не сформулировано, и исправлять это надо незамедлительно, а то как бы не быть застигнутыми врасплох: сотая годовщина не за горами, а Провидение любит жестокие шутки.
Tags: КС
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 85 comments